Ночь

День

Ночь

День

Наверх

КСИ маркетинг. История первая

В январе далекого 1990 года появилась идея проведения исследования российских потребителей, результаты которого увидели в свет в 1992 году в книге Russian Consumer Study. Книга была подготовлена московским офисом DMB&B для менеджеров западных компаний, которые активно выходили на российский рынок, и им важно было понять, как эффективно строить бизнес в «новой» России. Потребителя в западном смысле этого слова в России еще не существовало. Книга описывала российских покупателей и их отличия от западных потребителей и предлагала брендам алгоритмы действий. DMB&B трансформировало глобальную маркетинговую философию – Think Global, Plan Local, Act Focal – в новую формулу успеха: Think Market (думай о рынке), Plan Brand (создавай и планируй на нем бренды), Act Consumer (чтобы эти бренды воздействовали на потребителя).

Десять лет спустя исследование получило свое развитие в книге «Человечный маркетинг». Эта книга была написана на основе повторного исследования, проведенного преемницей DMB&B Moscow, агентством «Родная Речь» в 2002-2003 годах. Его задачей было посмотреть, что произошло с людьми и с рынком за десятилетие. По результатам исследования была составлена типология потребительского поведения на основе мотиваций, которыми люди руководствуются, совершая тот или иной выбор – Купец, Казак, Бизнесмен, Студент и Русская Душа. «Человечный маркетинг» описывал каждый из типов потребителей и давал рекомендации брендам по воздействию на эти паттерны. Глубокое погружение в инсайты российских потребителей сформировали уникальную экспертизу «Родной Речи», сделавшую ее одним из самых эффективных агентств в России.

И вот, спустя тридцать лет, у истоков новой «Родной Речи» мы решили вернуться к теме первых двух книг этой серии и… написать третью. Она пишется под рабочим названием «КСИ маркетинг» и пока существует в виде историй рассказанных от первого лица – Сергея Коптева, дополненных выводами и рассуждениями на тему маркетинга.

Спешим поделиться с вами первой из них…

 

История про сантехника

Мое первое возвращение из Америки, возможно, было для меня еще более волнительным, чем отправление в нее. Согласитесь, быть «первооткрывателем» этой страны, пусть не для всех, но уж точно для людей, которые мне близки и родны, гораздо интереснее, чем открывать что-то самому. Я ожидал кучу вопросов и у меня были готовы на них ответы. Впечатлений море, открытий масса – садись и часами рассказывай с умным видом. Однако первый же вопрос про Америку заставил меня всерьез задуматься. Нет не о ней, не о США, а о нас, о том какие мы и что нами движет. А дело было так…

Высадившись в Шереметьево, как тогда полагалось – с двумя большими чемоданами и ручной кладью подарков, сувениров и прочих богатств, я прибыл к себе в квартиру на Преображенку, где меня ждал затор в раковине и стояке и… проще говоря, потоп.

Сантехника успела вызвать моя мама, и он должен был прибыть с минуты на минуту. На деле это часто означало – неизвестно когда, но, совершенно неожиданно для меня, он прибыл буквально через несколько минут после того, как я переступил порог квартиры. Он был в чистой профессиональной одежде, был абсолютно трезв и, даже, свеж, и незамедлительно принялся за работу. Иногда его взгляд прокидывался на мои чемоданы, стоявшие в прихожей, на которых гордо красовались багажные бирки и наклейки досмотра с надписью «Нью-Йорк».

По завершении работ, а все было сделано качественно и быстро, последовал его вопрос про Америку, которого я так ждал. Но! Вопрос был совсем не тот, который я мог себе даже представить. Не о том богато ли они живут, какие у них машины, все ли есть всегда в продаже (и такие вопросы приходили в то время на ум!). Он был о счастье и о небоскребах. И опять разочарование – не про сколько этажей и как спасаются при пожаре. Это был простой вопрос профессионала своего дела – не поинтересовался ли я, как в небоскребах устроены водопровод и канализация? Какой толщины трубы в таких домах, чтобы не разорваться под давлением столба жидкости? Ответов на эти вопросы у меня, конечно, не было.

Впоследствии я не поленился и узнал, как устроены небоскребы. Но ведь вопрос совсем не в небоскребах, а в этом простом, но замечательном и удивительном сантехнике с Преображенки, который заставил меня по-иному взглянуть на него, на его профессию и… на себя.

Как странно устроен человек – большинство из нас стараются в жизни заниматься тем, что им нравится, и совсем не многие – тем, что у них получается лучше всего. Есть ли противоречие между «нравится» и «умею»? С годами я понял, что его нет и быть не может.

До последнего года учебы в школе я никак не мог выбрать, в какой институт буду поступать. Метания мои были между биологий, медициной, экономикой, археологией и математикой. А это лишь то, что мне нравилось больше остальных дисциплин. Нравилось то мне абсолютно все. Ну, разве что кроме физики, в которой меня раздражало, что есть законы, которые мы должны просто принимать на веру. Позднее добавился бухучет – я его просто невзлюбил. Почему так много интересов? Наверное, потому, что жизнь сама по себе удивительная штука и в каждом ее проявлении, в каждой сфере деятельности человека сокрыто много всего, что может сделать ее увлекательной.

Опубликуйте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем файлы cookies, чтобы улучшить работу сайта